Справочная информация для граждан











Присяжные заседатели

Версия для печати


В соответствии с Законом Российской Федерации от 16 июля 1993 года Краснодарским краевым судом в числе девяти краев и областей страны с 1 января 1994 года дела рассматриваются с участием присяжных заседателей.
За этот период судом с участием присяжных рассмотрено 333 дела на 696 лиц.
Наибольшее число дел, рассмотренных с участием присяжных заседателей, приходится на 1996-2000 годы. Самое большое число оправдательных вердиктов было в 1997- 1998 годах. В 1997 году оправдано 27 человек, что составляет 27,8% от общего числа подсудимых, в 1998-м - 23 человека, 28,3% от общего числа подсудимых.
Ощутимая волна выступлений противников суда присяжных прокатилась по страницам печати в 1998-1999 годах в связи с пятилетием возрождения этой формы судопроизводства. Аргументы против суда присяжных в целом не выходили за рамки возражений, изложенных в Концепции судебной реформы. На эти «аргументы» убедительно ответил профессор А. Ларин в открытом письме противникам суда присяжных. Он подчеркнул, что, несмотря на сравнительно небольшое число дел, рассматриваемых судом присяжных, он влияет на судебную практику в целом, создает прецеденты, меняющие инквизиционную правовую идеологию на идеологию состязательного процесса.

Следует обратить особое внимание на то, что важнейшими новациями Закона Российской Федерации от 16 июля 1993 года явились провозглашение принципа состязательности процесса в суде присяжных и закрепление нормы о недопустимости получения доказательств с нарушением закона.
Состязательные новации закона о суде присяжных стали ориентиром в изменении процедуры реформирования процесса рассмотрения дел в общем порядке. Сначала Конституционный суд РФ, а затем и законодатели распространили состязательные начала уголовного судопроизводства, апробированные в суде присяжных, на все формы рассмотрения дел в суде.

Разделение компетенции между присяжными заседателями и председательствующим сделало такой суд более независимым, способным вынести объективное решение.
Особенностью суда присяжных является раздельное сосуществование в нем «судей права» (юристы-профессионалы) и «судей факта» (жюри присяжных заседателей). Последние решают вопрос о виновности. Первые ведут процесс, решают так называемые правовые вопросы (например, прекращение дела за истечением срока давности, определение допустимости доказательств), формулируют вопросы для жюри, напутствуют присяжных, а затем, в соответствии с их вердиктом, составляют приговор, т. е. подбирают надлежащую статью уголовно-материального права и назначают наказание.

Присяжные не несут ответственности за свой вердикт, не объясняют его и наделены правом безмотивного оправдания.
12 апреля 1994 года в Краснодарском краевом суде начался (16 июня закончился) первый в крае судебный процесс с участием присяжных заседателей.
Было много споров и высказаны диаметрально противоположные мнения: одни считали суд присяжных «слишком дорогим удовольствием», «данью моде», ставили под сомнение компетентность непрофессионалов, «людей с улицы». другие, напротив, безоглядно приветствовали шаг вперед к демократизации и гласности, возвращение к лучшим нашим дореволюционным традициям судопроизводства, при котором исключен субъективизм судьи. Споры спорами, а «процесс пошел».

В зале краевого суда в первые дни разворачивался яркий спектакль. Приглашенные журналисты, юристы-профессионалы слушали, что-то строчили в блокноты. Ведь было много непривычного не только по форме, но и по содержанию. Председательствующий по делу судья краевого суда В. М. Епифанов был облачен в черную судейскую мантию. К нему все обращались изысканно и учтиво: «Ваша честь!», что в то время было необычно.
После торжественного начала потекли недели напряженной работы. А дело разбирали действительно непростое. Один из двух обвиняемых (оба жители Отрадненского района) А. Евенко полностью признавал причастность к убийству двух человек, занимавшихся частным извозом, которое он совершил вместе с Ю. Шенченко.
Второй «подельник», сам Юрий Шевченко, напрочь все отрицал, утверждая, что его оклеветали работники следственного аппарата, которые пытались «навесить» на него три трупа, так как он был многократно судим.

Третье убийство старушки он якобы совершил не сам, а его мачеха Андрианова со своим сыном Сергеем. Шевченко весь процесс вместе с адвокатом зачитывали многочисленные ходатайства, говорили о недопустимом ведении следствия, об избиениях и т. д.
Вердикт был вынесен 12 июня. Оба признаны виновными, Шевченко признан не заслуживающим снисхождения, а Евенко - заслуживающим.
Уже после окончания процесса присяжные заседатели признались в том, что они долго не будут спать по ночам, так как потрясены всем увиденным и услышанным, что они каждый эпизод и каждую деталь обсуждали часами.
Вердикт был вынесен единогласно.
После первого дела, рассмотренного судом присяжных, эта процедура стала обычной. Судьи нарабатывали опыт, а подсудимые, надеясь на оправдание, все чаще и чаще заявляли ходатайства о рассмотрении дела с участием присяжных заседателей.

В череде уголовных дел, рассмотренных более чем за десятилетний период действия суда присяжных, хотелось бы вспомнить некоторые.
Наиболее громким и самым большим по числу подсудимых делом, рассмотренным судом присяжных в России, стало «дело двадцатки» - так окрестили в кулуарах Краснодарского краевого суда процесс над бандой доманина, орудовавшей в крае под видом казачьей дружины. Он вошел в историю кубанской Фемиды как один из самых громких. На скамье подсудимых сидели 22 молодых парня, наводивших страх и ужас на большой территории: разбойничали, грабили, занимались рэкетом, похищали людей и зверски пытали их, выбивая сведения о денежных тайниках. А начиналось все чинно, под благо- видным предлогом помощи милиции в охране общественного порядка. Тогда казачий сотник доманин негодовал на сходах казаков и попал в точку, казаки его поддержали. Сперва соратники доманина устроили побоище на городском кладбище дагестанским рэкетирам, контролировавшим район, что лишь подогрело амбиции бандитов. Сам же сотник с первого дня пытался установить в среде местного казачества непререкаемый авторитет. Взять хотя бы историю с похищением Владимира Гудыменко, тимашевского предпринимателя. Его история одна из самых кошмарных в деле. Его схватили среди бела дня у райбольницы и вывезли на хутор Малинино, где побоями и пытками вымогали один миллиард рублей. Но воля к жизни у него была сильна. Прикованный к трубе наручниками, он сумел освободиться из плена. Через три с половиной месяца его опять похитили и привезли в пос. Уташ. То, что вытворяли с ним садисты-казаки в ангаре рыбопитомника, не поддается описанию.
Происходящее фиксировалось на видеопленку. Но он снова сбежал...
Из райотдела милиции выехала группа захвата. Доманин отстреливался до последнего патрона, выхватив гранату намеревался в последнюю секунду унести с собой в могилу милиционеров, не успел - был сражен наповал автоматной очередью. Не менее жестокими были и другие выходки лжеказаков. Минимальный срок наказания был четыре года, максимальный- 13 лет.
Вопросный лист по данному делу состоял более чем из тысячи вопросов, присяжные заседатели совещались неделю.

При рассмотрении дел с участием присяжных заседателей государственный обвинитель - прокурор должен доказать виновность подсудимых, убедить в этом присяжных заседателей. Нередко задача эта бывает нелегкой, потому что доказательства, добытые в ходе предварительного расследования, не в полной мере отвечают требованиям закона, присяжным заседателям не предоставляются материалы уголовного дела, им ничего не должно быть известно о личности подсудимых. Присяжные, освобожденные от необходимости ознакомления с материалами дела, не подпадают, таким образом, под влияние обвинительной позиции. Кроме того, данное правило обеспечивает действительную реализацию в судебном разбирательстве принципов непосредственности и устности.
Именно с введением суда присяжных государственные обвинители действительно стали выполнять возложенную на них функцию обвинения. Яркими и запоминающимися стали выступления адвокатов. Речи в прениях, как прокурора, так и адвоката, заставляют присяжных плакать и сопереживать.

Теперь суд присяжных действует практически на всей территории Российской Федерации. Время показало, что присяжные заседатели способны принимать обоснованные и справедливые решения.
Не подтвердились и опасения, что у присяжных заседателей может превалировать эмоциональное восприятие исследуемых в суде обстоятельств в ущерб их рациональной оценке. В телевизионном интервью, которое дали журналистам двое присяжных заседателей после вынесения вердикта на процессе в Саратовском областном суде, был задан вопрос: что отражает решение присяжных заседателей - их чувства или рациональная оценка событий уголовного дела? Характерно, что каждый из присяжных, опрошенных раздельно, без колебаний указал на принятие решения на основе рационального обсуждения поставленных перед ними вопросов. Это еще одно подтверждение тому, что присяжные заседатели олицетворяют не суд чувств, а суд совести.
Суд присяжных начал свою новую жизнь в России. Каким будет его путь в дальнейшем - тернистым или благополучным, покажет время.

Завершить этот краткий экскурс в суд присяжных хотелось бы словами известного российского ученого-криминалиста начала столетия И. Я. Фойницкого: «Чем более законности в жизни, в суде, в деятельности прокуратуры и администрации, тем более ее и в деятельности присяжных заседателей. Успех суда присяжных определяется тремя главными факторами: общественной культурой, законностью в жизни и правдой в законе; институт, от таких факторов зависящий, есть залог прогресса, свободы и благосостояния».
 

© 2010 Краснодарский краевой суд.
При использовании материалов сайта ссылка на
источник обязательна.

Краснодар, ул. Красная, д. 10

телефон: (861) 212-00-95, 212-00-96, 212-00-97 Факс: (861) 268-31-50
kubansud@kubansud.ru